10:39 

Подарок №4

Дохлый Йома
Названия: О псах без хозяев и цели
Автор: грустный йома. Очень грустный
Персонажи: клеймор, отец Мор
Рейтинг: R
Жанры: общий, ангст
Категория: джен
Предупреждения: Насилие, манямба
Размер: мини, 1260 слов
Примечание автора: я действительно хотел написать исповедь. Правда. Прости, заказчик.


3.
— Убийство — грех, но разве не рождены мы, чтобы жить во грехе? — спросила Таша у отца Мора.
В воскресный день было светло и чисто, внутренний двор монастыря жил своей странной суетливой жизнью: много клеймор, как из старших поколений, так и поколения Таши, послушники, монахини. У каждого были свои дела, каждый спешил, не обращая внимания на других. Разве что клейморы порой останавливались и смотрели вокруг. Лица у них были разные: от недоумевающих до радостных. Они были свободны от Организации, живы, истребили Пробудившихся. Их приветствовали как героев. Жители Рабоны радовались присутствию клеймор. Многие до сих пор не могли в это поверить.
Отец Мор наблюдал за этой суетой с умиротворением человека, который знал, зачем живёт, и был уверен, что всё идёт как надо. Таша не хотела разрушать его покой, но лучшего момента ей вряд ли бы довелось найти: сразу после проповеди, когда в памяти ещё живы и свежи слова, обращённые к слушателям.
Отец Мор вздрогнул, когда она подошла и обратилась к нему, вопрос Таши его изумил, как будто бы она подвергла сомнению незыблемые истины.
— Разумеется, нет, — мягко, будто разговаривая с ребёнком, ответил он. — Человека вольно или невольно совершает те или иные проступки в течение своей жизни. Но Святая Рабона...
Он говорил. Таша слушала.
Она могла бы многое рассказать об убийствах: её поколение ещё не распределили по рангам, но уже натаскивали, как гончих псов. На запах, ощущение ауры, на следы йома. Как выслеживать их среди сутафской пустыни, в густом лесу или среди поселения. Как отличить йома от человека. Как подавлять свою ауру. Как убивать.
Таша помнила лежащего на полу человека с пробитой головой. Из раны сочилась тёмная кровь, медленно растекаясь по каменному полу. Человек дёргался, будто бы в агонии, извивался как червяк. Это был йома, его выпустили из клетки, и Таша отрубила ему обе руки и ноги. Ей было очень страшно, но наставник одобрительно кивнул. Сказал: добей его, ну же. Сверни ему шею. Покажи, на что способна.
Треск ломаемых позвонков отдался в её теле эхом. Руки изгваздало кровью. Позже, когда наставник отвернулся, Таша быстро лизнула пальцы. Металлический вкус крови с отчётливым гадостным ощущением скверны запомнился ей лучше всего. Как и то, что зашитая внутри тела плоть йома будто бы пошевелилась, отозвавшись тяжёлым чувством голода.

2.
Поколение Таши приютили в монастыре. Здесь было лучше, чем в Организации: никаких горьких лекарств, ежедневных осмотров, тренировок, с которых легко было не вернуться. Где угодно было бы лучше, чем в Огранизации.
Жизнь была несложная, размеренная. Убаюкивающая. Многим нравилось.
Таша думала, что будет потом. Старшие клейморы разбрелись по Острову, порой возвращаясь в Рабону: высокие, красивые, очень усталые. Йома, а уж тем более Пробудившиеся, почти повывелись, сгинули. Все говорили о новой, лучшей жизни, о том, что "надо быть человеком", говорили и верили, радовались. Всё будет хорошо, твердили.
Таша сомневалась. У неё в памяти были подземелья и человек — нет, йома, — с пробитой головой: из широкой раны виднелся мозг, а шея была неестественно искривлена. Вкус и запах йомской крови отпечатались в памяти намертво. Смутные воспоминания, похожие на кошмарные сны, не отпускали её. Летти, Виолу, Майю — тоже. Всех остальных.
От старших Таша узнала: их создавали, чтобы они убивали йома, а потом пробудились. Если пользоваться силой часто, то рано или поздно дойдёшь до своего предела и Пробудишься, станешь одержимым голодом чудовищем. Тогда тебя убьют твои же сёстры-клейморы. Потому что всегда надо сохранять человечность
— Но если мы не люди, тогда как нам жить? — спрашивала она сестру Латею. Сестра Латея улыбалась и отвечала:
— Ты научишься со временем. Все мы научимся.
Таша хотела слышать не ответ монахини, а клейморы. Номера Три, Галатеи. Но той будто бы не было в живых. Была слепая монахиня, уверенно передвигающаяся по храму, занимающаяся своими делами. Меч Галатеи пылился где-то в углу, ненужный, забытый. Спросить Мирию, Денев, Клэр, кого-то ещё из старших воительниц Таша не решалась. Прочие воительницы давали одинаковые ответы: жить как человек. Свой дом, белый забор и кот. Близкие люди.
Дни летели за днями. Слушая проповеди отца Винсента, отца Мора, она не ощущала ни капли восторга или единения с другими. Помогая в монастырском саду или огороде, занимаясь сотней разных вещей, Таше достаточно было закрыть глаза, чтобы вызвать в памяти сцену с убитым йома, его отрубленными руками, ногами, сломанной шеей.
Мысль об исповеди не пугала её, но Таша не хотела бы прибегать к этому средству: вероятно, все её сомнения проистекали из неопытности, из того, что она не знала жизни и поэтому не могла быть "как человек". Выходя в город, она приглядывалась к людям, наблюдала за ними. Порой выбирала счастливую пару и следовала за ними настолько незаметно, насколько умела. Чаще всего путь этих людей заканчивался в домах и в постели: Таша видела, как они раздеваются и совокупляются. Их мягкие тела с чёткой границей загара и бледной кожей, скрытой под тканью, волосы на теле вызывали у неё странное чувство недоумения.
Иногда люди входили в дома и занимались обыденными делами: готовили, разговаривали, играли с детьми. Иногда — расходились по своим делам.
Быть-как-человек. Жить-как-человек.

1.
Исповедь Таши принимал отец Мор. В самом начале, когда она только попала в Рабону, он был выше её на полторы головы. Теперь Таша смотрела на него сверху вниз и думала, что в всё как-то незаметно поменялось. Разрушенные стены, уничтоженные дома, разбитые камни исчезли как-то совсем незаметно. Раны на теле Рабоны будто затянулись сами собой, чтобы всё пошло своим чередом.
— Простите, святой отец, я согрешила, — сказала Таша.
Отец Мор прислушался к завыванию вьюги на улице и несколько нервно кивнул.
— Я слушаю тебя, дитя. Продолжай.
— Я не знаю, что мне делать. Вы говорите о Святой Рабоне и её милости, и я благодарна ей и вам за кров, хлеб и работу, которой могу заниматься, — медленно проговаривала заученные слова Таша. — Но я не верю в Рабону. Это хороший город, в нём много добрых людей. Но это не место для клеймор. Каждую ночь я вижу убитых йома: их много, очень много. Нас учили убивать, святой отец. Убивать йома. Я вскрыла череп одному, и он был ещё жив. Я свернула ему шею, но до этого отрубила руки и ноги. Господин Даэ показывал нам экспонаты: люди с зашитыми глазами, зашитыми ртами, собранные из кусков других тел. Мы видели чудовищ, части которых теперь находятся в нас. Мы — кровь от их крови и плоть от их плоти. На причастии вы подаёте вино и хлеб, как тело Святой Рабоны. Мы едим. Всякий раз мы совершаем грех — мы пожираем её плоть, пьём её кровь.
— Дитя моё, — тихо ответил отец Мор, — послушай меня.
И он вновь говорил о святых и их жертвах, об оправданности ритуалов, о прикосновении к богу. Потом говорил о месте клеймор в этом мире. Таша слушала.
— Вы станете глубоким стариком, ваше лицо изрежут морщины, ваши зубы выпадут, а глаза станут почти слепы, руки будут трястись, все истончившие хрупкие кости, все слабые мышцы — болеть, а суставы станут издавать натужный скрип при любом движении. Ваши волосы побелеют, как снег Рабоны, а разум помутится. Вы станете стариком, а сестра Галатея будет всегда красива и столь же сильна, как и двадцать, тридцать, сто лет назад, — сказала она. — Она увидит вашу смерть и смерть всех людей Рабоны. Я тоже увижу. Как нам жить среди них, если мы переживём каждого?
Отец Мор замолчал.
Таша стояла на коленях. Каменный пол храма морозил колени, а за окном бесновался ледяной ветер. Его вой походил на рык и стоны тысячи Пробуждённых. Нынешняя зима выдалась невиданно холодной.
Таша ждала.

Вместе с ветром и морозом ворвалась одна из клеймор — недавно принявшая постриг Виола. По её ошалелому лицу было понятно, что случилось нечто из ряда вон.
— Корабли! — крикнул Виола. — Госпожа Мирия сказала, что к Острову причалили корабли с Материка! Всех собирают в главном зале!
Таша поднялась с колен.
— Вы идёте, святой отец? — спросила она.
Отец Мор не ответил. Закрыв глаза, он молился. На миг Таше померещилось, что он плачет. Но, скорее всего, ей лишь показалось.

@темы: Новогодний разврат, ОЖП, Отец Мор

URL
Комментарии
2016-01-09 в 12:42 

Sigma-V
Да, неожиданно!
Просто жизнь, после победы. Обычная жизнь. Иногда - да, это просто невыносимо...
Спасибо, впечатлён.

2016-01-09 в 22:31 

Kregy
Номер Четыре. Хаотично добрая на стороне Тьмы.
Очень верится, что клеймор не умеют жить по-человечески, хотя Клэр в начале манги говорила, что их якобы учат, а с другой стороны, поколение Таши еще вроде не настолько привыкло спать спиной к мечу, чтобы не адаптироваться. Но опять же, как говорил Исли-манагер, человеческий мозг не рассчитан на бессмертие, так что, может, и хорошо, что корабли. Вряд ли дракониды не заинтересуются, если узнают про Остров, а уж если «свои» победят в войне...

2016-01-09 в 22:31 

Kregy
Номер Четыре. Хаотично добрая на стороне Тьмы.
Очень верится, что клеймор не умеют жить по-человечески, хотя Клэр в начале манги говорила, что их якобы учат, а с другой стороны, поколение Таши еще вроде не настолько привыкло спать спиной к мечу, чтобы не адаптироваться. Но опять же, как говорил Исли-манагер, человеческий мозг не рассчитан на бессмертие, так что, может, и хорошо, что корабли. Вряд ли дракониды не заинтересуются, если узнают про Остров, а уж если «свои» победят в войне...

2016-01-10 в 02:15 

ju1a
Грянулся дурак оземь и обернулся инвалидом второй группы
Исповедь! Кажется, это мое! Автор, разрешите вас затискать! :squeeze::squeeze::squeeze::squeeze:
Очень понравилось. Подача неожиданная, меньше всего я ожидала увидеть в тексте совсем еще молоденьких клеймор, но картина получилась емкой. Живой. Эти девочки - между, они и не воины толком, не успели ими стать, и не люди. У них забрали все, любое будущее. Не совершить великих подвигов, не погибнуть во имя идеи, как воительницы. Не создать семью и не растить детей, как обычные женщины. У них - ни-че-го. Сразу как-то подумалось, что должен быть высок процент самоубийств. Жить же вообще незачем. Грустно, страшно и пронзительно. Спасибо. :kiss:

2016-01-12 в 17:14 

Китахара
Номер Два. Перегнат.
Ой, я че сказать хотел. Этот текст мне очень скрасил унылую предзащиту дипломных работ магистров :vict:
Правда, идея очень интересная: ну прикиньте, какое удивление, не все безоговорочно счастливы новому прекрасному миру, который открыла им Мирия! Дом, белый забор и кот вообще мне разбили сердце. И правда, ну вот откуда мелким знать, как жить, как человек, если они никогда этого не видели, а если и видели, то забыли? И как автор смакует тот яркий эпизод с расчавкиванием головушки йомыча и тяжелым чувством голода, шевельнувшимся в нутре, мне тоже очень зашло. Ну, и такое гаденькое: вы состаритесь и умрете, а сестра тетя Галя будет юна и прекрасна, ну и как тут вообще можно говорить о каком-то "как человек". И прям как-то так сразу тоскливо и по-взрослому, как суровая жизнь после хэппи-энда в порнофильме. И финал с высадкой такой классный, замерший на тревожной ноте. Вот, может, теперь такие, как эта непись, которые не умеют и не хотят кота и забор, будут кому-то нужны - и, что характерно, опять нихуя не на благо.
Нет, кроме шуток, мне очень зашло, было интересно посмотреть на проблему глазами автора еще и с такого ракурса, спасибо.

2016-01-12 в 23:41 

Медичка Шани
Номер Один. Догнат.
Мне очень, ну просто очень понравилось. Текст такой по-хорошему серьёзный и подытоживает все то, что хочется сказать Яги на его идею "а все юные клеймор остались жить-поживать в рабонском монастыре". Не может быть так, чтобы все дрочили на революционный переворот Мирии. Опять же, на что дрочить, если ничего нет? Как правильно сказал заказчик, эти девочки зависли, не воины и не люди, природу-то не обманешь, поэтому детали про "шевельнувшийся в нутре голод" и про то, как дева с недоумением следит за "сношающимися", очень правильные и грустные. Ну и еще там отец Мор, я люблю фанон про отца Мора и его печальный юст к Латее, и прогон про "сестра Латея будет всегда молодой и красивой, а ты быстро завялишься" хорошо зашел.
В общем, спасибо, незаказчику вот прямо ОЧЕНЬ доставило.

2016-01-15 в 19:37 

Sigma-V, Kregy, Китахара, Медичка Шани, спасибо большое, чуваки! Я до последнего тянула, надеясь на чудо и инсайт, но его не произошло и пришлось давить из себя как из любимого тюбика. Переживательно было. Рада, что зашло :)
ju1a, заказчик доволен - боец жив и не покусан! Ура!

URL
2016-01-30 в 20:36 

ju1a
Грянулся дурак оземь и обернулся инвалидом второй группы
Так вот кто автор! Спасибо! :squeeze::squeeze::squeeze:

   

Claymore One String

главная